Ливия после революции

Ливия после революции

Дети играют с рогатками в Сирте, родном городе покойного ливийского лидера Муамара Каддафи, 31 марта 2012. Сирт был одним из последних оплотов сторонников Каддафи, поэтому ему был нанесен больший ущерб, чем любым другим ливийским городам. В Сирте шли тяжелые бои более месяца. Многие местные жители, которые являлись сторонниками свергнутого диктатора, опасаются за свою жизнь в новой Ливии.

Эбигейл Хауслонер, корреспондент Time из Каира, и Юрий Козырев, фотограф Time, провели последние месяцы гражданской войны в Ливии, а также вернулись туда через некоторое время после ее завершения. Вот, что Эбигейл вспоминает о своей поездке.
«Фотограф Юрий Козырев и я были вместе в Ливии во время падения Триполи повстанческими силами, ближе к концу восьмимесячной гражданской войны. Мы двигались по пустынному фронту, заходили в разоренный войной дома и даже побывали в брошенной вилле Муамара Каддафи в Триполи. В стране был полный хаос. Никто не знал, что будет дальше.
Через четыре месяца после официального окончания войны мы вернулись в Ливию. На этот раз мы не тайно проникли туда через границу, а прилетели в функционирующий аэропорт в Бенгази, который окружали цветы и кустарники.
Ливия была не той, которую мы покинули несколько месяцев назад. Народ хотел видеть новых политиков после десятилетий диктатуры, он был сыт по горло переходным правительством, а также хотел, чтобы Ливию разделили на штаты.
В каждом городе мы встречали повстанцев. Они сохранили свое оружие и независимость. Те, кто боролся за старую систему, являлись самой большой угрозой для стабильности в новой. Командир ополченцев в Мисрате Мохамед Шами отвел нас в крупнейшую тюрьму города. В основном там заключены люди, которые когда-то являлись победителями в их стране, а сейчас являются пленниками. Одним из заключенных является двоюродный брат покойного диктатора Сайид Каддаф ад-Дам.
Нет справедливости в новой Ливии, но ее было немного и в старой. Заключенные ждут своего наказания.
Порой наше путешествие становилось жутким. Человеческие останки все еще засыпаны песком на месте одного из первых повстанческих лагерей за нефтеперерабатывающим заводом в Рас-Лануфе. Мы побывали в Мисрате, где наши друзья и коллеги были убиты. Мы взяли интервью у бывших сторонников Кададфи на пути к Сирту. Район Баб аль-Азизия в Триполи, где находилась резиденция Муамара Каддафи, был стерт с лица земли. 12-летний мальчик высунулся из окна машины и спросил нас: «Вы когда-нибудь ожидали увидеть это?»
Мы проехали по всей стране, напевая с ливийцами революционные песни, мы общались с отдыхающими на природе семьями, религиозными лидерами, беженцами, деревенскими жителями и нефтяниками. Многие были недовольно тем, что государство не выделяет достаточно денег, и им приходится восстанавливать свои дома и предприятия деньгами из собственного кармана.
Но в глазах людей уже не было столько отчаяния, как у окровавленных молодых людей, лежащих в госпиталях, всего несколько месяцев назад. Были возведены музеи в память о жертвах сражений. Школы вновь начали работать. Сотни бывших повстанцев готовятся присоединиться к новой национальной армии. Люди обсуждают развитие туризма и бизнеса. Женщины обсуждают свои права. Рядовые граждане помогают друг другу восстановиться. Молодые люди становятся более креативными. Но самое удивительное, что мы увидели — это оптимизм и решительный вид местных жителей. Первые демократические выборы в Ливии намечены на июнь. Никто не знает сколько ударов ожидают страну впереди. Но несмотря на многочисленные проблемы и утраты у ливийцев появилась надежда.»
Смотрите также: Оружие ливийских повстанцев

Ливия

Разрушенный дом Насера Метика в Сирте, 31 марта 2012. Метик потерял все: дом, продуктовый магазин, парикмахерскую и кафе. У него нет денег, чтобы восстановить все это. Он и многие другие жители города, которые открыто поддерживали диктатора до конца, теперь не знают, что их ждет в новой Ливии.

Ливия

В крупнейшей тюрьме Мисрата содержится около 860 военнопленных. Бывшие повстанцы, а ныне сотрудники полиции, контролируют эту и по меньшей мере еще 6 тюрем в разоренном войной прибрежном городе.

Ливия

Крупнейшая тюрьма в Мисрате, 1 апреля 2012. Из-за запутанной ливийской судебной системы дальнейшая судьба проигравших в ходе гражданской войны до сих пор находится в подвешенном состоянии.

Ливия

Тюрьма в Мисрате, 1 апреля 2012.

Ливия

Заключенные читают молитвы, 1 апреля 2012.

Ливия

Заключенные говорят, что к ним в тюрьме относятся хорошо, обеспечивают достаточным количеством пищи и оказывают медицинскую помощь. Но некоторые утверждают, что находятся в плену уже более года и до сих пор не видели своего адвоката и каких-либо признаков предстоящего судебного процесса. Многие говорят, что являются невинными.

Ливия

Сайид Каддаф ад-Дам, двоюродный брат и помощник покойного ливийского лидера Муамара Каддафи, проводит дни за чтением книг и писем в своей временной тюремной камере в Мисрате. Он был захвачен повстанцами в своем доме в Сирте незадолго до того, как был убит Каддафи. «Если посмотреть на арабский мир и на то, что произошло в Египте, Тунисе и Йемене, нужно было ожидать, что это произойдет и в Ливии. Я говорит об этом Муамару, но он мне не поверил.»

Ливия

Улица Триполи в Мисрате, 1 апреля 2012.

Ливия

Девочка в недавно открытом музее в Мисрате в честь убитого кинооператора Аль-Джазира. В музее содержатся все ужасы и трагедии войны в Ливии. Здесь собраны портреты 1215 «мучеников» из разоренных войной городов, танки, ракеты, реактивные снаряды, мины, официальные документы, удостоверения личности солдат и наемников, фотографии раненых бойцов и журналистов, одежда и мебель убитого диктатора, а также рука знаменитой позолоченной статуи Каддафи.

Ливия

Улица Триполи в Мисрате, 1 апреля 2012.

Ливия

Улица Триполи в Мисрате, 1 апреля 2012.

Ливия

Нассима Абдул Халим потеряла сына Махмуда, убитого снайпером в Мисрате 18 марта 2011 года. «За день до начала ударов НАТО», говорит она. У Махмуда осталась жена и маленькая дочь. «Мы психологически уничтожены. Нам нужны врачи и терапевты, чтобы помочь нам справиться с этими страданиями.» Менее чем через месяц после убийства Махмуда повстанцы привели Нассиме захваченного солдата из сил Каддафи и дали ей ружье. Со словами «Он вернет мне его обратно» Абдул Халим убила солдата.

Ливия

Сирту нанесено больше всего ущерба из всех других ливийских городов. Основные повреждения связаны с интенсивными обстрелами в сентябре и октябре прошлого года.

Ливия

Разрушенный рынок в Мисрате, 1 апреля 2012.

Ливия

Школьный учитель Мухаммед молится на закате на крыше разрушенного дома своего друга в приморском городе Сирт, 31 марта 2012.

Ливия

Бенгази, 28 марта 2012.

Ливия

Почтовый работник Саад Абдель Гадер и его семья устроили пикник в пятницу возле Бенгази, 23 марта 2012. Абдель Гадер видит будущее Ливии в оптимистичном свете и он считает, что ливийская революция оказалась лучше, чем другие. «Муамар убит, его последователи выброшены. В Египте ничего не изменилось. Военные стоят у власти. Мы же избавились от всего.»

Ливия

Студенты стекаются во двор для девочек средней школы в восточном ливийском городе Дарна, 25 марта 2012. Несмотря на репутацию Дарны как очага религиозного экстремизма, мало что изменилось в местной школьной программе кроме того, что убрали Зеленую книгу Каддафи о ливийской истории и обществе.

Ливия

Сирийские беженцы получают продукты питания, медикаменты и другие вещи, рассчитанные на месяц, в гуманитарной организации в Бенгази, Ливия, 27 марта 2012. Яхья аль-Джамаль, эмигрант из Сирии, помогает управлять гуманитарным Союзом сирийских революционеров в Ливии. По его словам, только за март было зарегистрировано более 700 сирийских семей, большинство из них из захваченного войной города Хомс.

Ливия

Десятки ливийцев протестуют вдоль одной из магистралей в Бенгази, 26 марта 2012. Успех революции принес народу свободу слова и другие новые права. В стране происходят кардинальные изменения политической системы, и поэтому каждый ливиец заинтересован, чтобы его голос был услышан. Протестующие на фотографии призывают, чтобы освободили их родственников, которые ушли воевать в Ирак, и теперь заключены там в тюрьмах.

Ливия

Известный исламский ученый Иман аль-Муграби обращается к толпе, в основном состоящей из мужчин, после пятничной молитвы перед зданием центрального суда в Бенгази, 23 марта 2012. Аль-Муграби говорит о политике, религии и правах женщины. «Права женщин во времена Каддафи подразумевали две вещи: вы можете быть членом его режима или же вы должны быть слугой, надев военную форму и выступив в качестве его охранника.» Но все изменилось. Во время революции, по ее словам, женщины играли важную роль: смелые добровольцы, помогающие жены и сильные матеря.

Ливия

В городе Шехат в ливийских Зеленых горах находятся одни из крупнейших греческих и римских развалин в Северной Африке, но лишь немногие люди приходят сюда, чтобы посмотреть на них. Муамар Каддафи давно объявил о начале развития данного региона вместе с большей частью восточной Ливии. Но фермеры до сих пор ездят по разбитым дорогам. Базовая инфраструктура рушится. И несмотря на исторический памятники здесь нет ни одного отеля. Местные жители говорят о том, что если уж Ливия разделена на полуавтономные регионы, то почему бы не снизить общий контроль над развитием каждого из них и не дать им больше свободы.

Ливия

Рабин и Майли Эсбак посещают могилу своего брата Али на кладбище в Шехате, 25 марта 2012. Али был убит, сражаясь на фронте против войск Каддафи в апреля 2011 года. Сейчас семья надеется, что у Ливии появятся те права и величие, за которые и сражался их 17-летний брат.

Ливия

Женщина стоит у развалин древнего города Кирена в Зеленых горах восточной Ливии, 25 марта 2012.

Ливия

Бывшие повстанцы и жители города Адждабия, который являлся восточным фронтом во время ливийской революции, занимаются созданием военного музея, 29 марта 2012. В музее находится около ста поврежденных танков, военных автомобилей и бронетранспортеров, которые были найдены в окрестностях города.

Ливия

Жители ливийского города Таверга выступали за Каддафи во время гражданской войны, но когда явный перевес оказался на стороне повстанцев им пришлось бежать.

Ливия

Бывшие повстанцы занимаются спортом в лагере мучеников в Бенгази, который на данный момент является «реабилитационным центром» для молодежи, участвовавшей в войне. Их девиз: «От революции к государству, от освобождения к реконструкции».

Ливия

Представитель лагеря в Бенгази Адель Шоади озвучивает новый список деятельности: языковые курсы, компьютерная подготовка, спорт и консультирования. Это поможет бывшим повстанцам интегрироваться обратно в ливийское общество после почти годичной войны. Особенно это касается тех, кто не заинтересован становиться военным или полицейским.

Ливия

Ливийский город Таверга, 2 апреля 2012.

Ливия

Ресторан в Тобруке на главной площади города, 24 марта 2012.

Ливия

Контрольно-пропускной пункт в городе Рас-Лануф возле городского нефтеперерабатывающего завода, 30 марта 2012.

Ливия

Адждабия, 29 марта 2012.

Ливия

Идрис Мохамед среди обломков и человеческих останков в лагере повстанцев в центральной Ливии, 30 марта 2012. Мохамед начал войну как ливийский солдат, но в первые недели боев на восточном фронте присоединился к силам повстанцев.

Ливия

Дом Абдуллы Сенусси, бывшего военачальника Каддафи, в Триполи, 3 апреля 2012.

Ливия

Два брата 12-летний Харун Милад и 14-летний Муса лазят среди обломков бывшей резиденции Муамара Каддафи Баб аль-Азизия в Триполи, 2 апреля 2012. Их отец говорит, что его сыновья с оптимизмом смотрят в будущее и верят, что в Ливии теперь есть все, чтобы стать процветающим и демократическим обществом.

Ливия

Семья живет среди обломков Баб аль-Азизии в Триполи, 2 апреля 2012.

Ливия

Ливийский мужчина смотрит из своей разрушенной квартиры в Адждабии, 29 марта 2012.

Отличный отдых на Кипре в июле: отели, рестораны, аквапарки и многое другое.
Написать комментарий