Ребекка Норрис Уэбб: «Моя Дакота»

Ребекка Норрис Уэбб: Моя Дакота

Ребекка Норрис Уэбб является фотографом из Нью-Йорка. И вот, что она говорит о своем проекте «Моя Дакота».
«В 2005 году я решила сфотографировать свой родной штат Южная Дакота, малонаселенный пограничный штат, где буйволов, вилорогов, койотов, мулов, фазанов и луговых собачек больше, чем людей. Местный пейзаж создает ощущение тишины и уединения, несмотря на сильные ветры и экстремальные погодные условия. Я пыталась захватить именно то пространство, которое является родным для тех, кто здесь вырос. Спустя год после начала проекта работа над ним приостановилась. Неожиданно умер один из моих братьев. В течение долгих месяцев я была не в состоянии работать. Но именно ландшафт Южной Дакоты помог мне взять себя в руки и снова начать заниматься фотографией.
Первый год скорби я провела в мотелях, в пути по проселочным дорогам и мыслях о моем брате. В один пасмурный день, когда я в очередной раз ехала по пустынной проселочной дороге в долине реки Миссури, я была поражена стаей из нескольких тысяч дроздов, летающих по бурному, бушующему западному небу над полями кукурузы и подсолнечника в последние дни осени. Через несколько дней, проезжая по тому самому месту, я неожиданно для себя обнаружила дроздов, спустившихся на землю. Я быстро остановила машину, взяла в руки камеру, но это уже было бессмысленно: стая также быстро исчезла, как и появилась.
Целую неделю я мечтала вновь увидеть тех черных дроздов. И удача улыбнулась мне. В один прекрасный день рядом с небольшим городком Грей-Гус в Южной Дакоте я увидела стаю, парящую над полем подсолнухов. В этот раз я была лучше подготовлена: фотоаппарат висел у меня на шее, а широкая дорога позволяла быстро съехать на обочину и остановиться. Помню свои мысли на тот момент о том, что бы я сказала фермеру, если бы он поймал меня за вторжением на его земли. Стая дроздов задержалась на поле даже дольше, чем я ожидала. Может быть, там было семян больше обычного? Или высокие подсолнухи идеально скрывали меня от них? Мне удалось сделать несколько удачных снимков прежде, чем дрозды вновь поднялись в холодное серое небо ноября.
Говорят, первая смерть, с которой вы сталкиваетесь, это как первая любовь, вы никогда не будете прежним после нее. После того, как умер мой брат, мои фотографии стали меняться. Они стали более серыми, чаще осенними. Помню, как я делала фотографии на ранчо писательницы Линды Хасселстром возле Хермоса в Южной Дакоте. Линда, глядя на мои снимки, сказала: «Я вижу лето, осень, зиму на фотографиях, но не вижу весны. Когда вы скорбите, никакой весны быть не может.»
Смотря на свои фотографии сейчас, я понимаю, что на тот момент в моей жизни было темный период, и я пыталась поглотить его, очистить и, наконец, отпустить. Не только горе изменило меня, но и «Моя Дакота» тоже.»

Моя Дакота

Моя Дакота

Моя Дакота

Моя Дакота

Моя Дакота

Моя Дакота

Моя Дакота

Моя Дакота

Моя Дакота

Моя Дакота

Моя Дакота

Моя Дакота

Моя Дакота

Моя Дакота

Моя Дакота

Качественные корма для кошек премиум класса по приемлемой цене.
Написать комментарий